Социальная программа Г. Панкратова

Газета Коммунар от 30.10.2014

РУБРИКА: СОЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА ГЕННАДИЯ ПАНКРАТОВА

«На одной улице стоял старый-старый дом…Все остальные дома на улице были такие новенькие, чистенькие, с большими окнами и прямыми, ровными стенами; по всему видно было, что они не желали иметь со старым домом ничего общего и даже думали: «Долго ли он будет торчать тут на позор всей улице?»

Ганс Христиан Андерсен, «Старый дом»

ПРОКЛЯТЫЙ УГОЛ, ИЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР?

ДОМ-НЕВИДИМКА, ИЛИ ФАКТОР ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

…Маленький невзрачный домик, стыдливо отгороженный от остального многоэтажного мира стеной из профлиста,  выглядел нелепо в этом строгом ансамбле железа и бетона многоэтажных домов – соседей. Он был явно здесь не к месту и посему раздражал. Его старались не замечать, словно его здесь и не было.

Этот дом, с треснувшим фундаментом и обгоревшим фасадом был похож на брошенный, никому не нужный остов. Кто так думал — заблуждались. В глубине его вот уже который год упорно, вопреки всему и здравому смыслу, в том числе, теплилась жизнь.

Под старой латаной крышей дома № 33 по улице Розинского на 20 квадратных метрах проживает семья из 4 человек: отец семейства — Владимир Иванович Огай — и его старшая дочь с детьми.

Владимиру Ивановичу 63 года, 31 из них он прожил в этом доме…

… В 1983-м  у него была большая  семья, немного денег и желание иметь собственную крышу над головой.  И этот дом как нельзя лучше подходил для реализации его планов. Конечно, он уже тогда оставлял желать лучшего, но успокаивало то, что это был все-таки собственный дом и то, что, по словам тогдашних городских властей, это был очень перспективный район для комплексной застройки. Говорили, что пройдет  5—10 лет  и повсюду будут многоэтажки. Их землю город заберет, а их расселит в новые квартиры. Столь радужная перспектива семью Огай вполне устраивала.

Ваша хата с краю!

…Шли годы. Росли дети, дом ветшал, и с каждым годом надежда на великое переселение семьи таяла, как шоколад в руке. Рухнул, не выдержав перестройки,  Советский Союз, и на долгие годы все замерло.

В двухтысячные жизнь закипела вновь. Началось строительство.  Но никто к ним не обращался, не предлагал переехать в новое жилье. Владимир Иванович не выдержал и сам обратился в городскую администрацию. Сказали, ждите, обязательно переселят.

Возделывая огород, Владимир Иванович с грустью и легкой завистью поглядывал на  возвышающиеся поодаль башенные краны. Он верил, что однажды чудо все-таки случится, и он  семьей тоже переедет в новое жилье.

Ждали. Надеялись. И озабоченно смотрели на свой дом. А он разрушался на глазах… Недавний пал, уничтоживший все камыши в округе, оставил на его стенах угольно-черные бугристые шрамы.

Перед семьей встала дилемма – вкладывать средства в ремонт дома, который возможно снесут в самое ближайшее время, либо ждать ордера на новое жилье. На семейном совете решили – будут ждать.

… Словно грибы после дождя росли пятиэтажки, соседи слева, соседи справа уехали, бросив свои старые обветшалые дома, переселившись в новые еще пахнущие штукатуркой квартиры. Владимир Иванович периодически наведывался в городскую администрацию, дабы узнать, когда же, наконец, их переселят… Обещали…

И вот однажды это случилось: строительная техника подошла прямо к дому Владимира Ивановича, заработали сваебойные машины, затряслась земля.    Не выдержав искусственного землетрясения, лопнул фундамент дома, но это мало озаботило хозяина, ведь главное, что сбывалась мечта. Не расстроило Владимира Ивановича и то, что вместе со стройкой в дом пришла вода. Строители, возводившие многоэтажку, подняли уровень земли, от чего дом Владимира Ивановича в одночасье оказался в котловане. После первых же дождей огород превратился в непролазную трясину,  а подвал в бассейн.

Полный радостных ожиданий Владимир Иванович отправился к генеральному директору компании застройщика Геннадию Панкратову. Но, увы, Геннадию Михайловичу о чаяниях жильца дома № 33 по улице Розинского ничего не было известно. Строительство идет на землях выделенных компании городом, на  земли Владимира Ивановича она не посягает. Панкратов посоветовал расстроенному домовладельцу все обстоятельно выяснить в администрации города.

Визит в администрацию еще больше расстроил Владимира Ивановича. Там открестились от обещаний в переселении, указав, что они не могут переселить людей у которых, дескать, нет надлежащих документов на дом и землю. И вообще, чтобы кого-то переселять из ветхого  жилья, нужно чтобы специальная комиссия сделала такое заключение.

Что делать?

Если сказать, что  Владимир Иванович расстроился – значит, не сказать ничего. Посудите сами. Ему 63 года, он вдовец, живет в доме, который вот-вот рухнет, в одной комнате со взрослой дочерью и двумя внуками, денег, чтобы привести дом в нормальное состояния нет, огород превратился в болото, дороги к дому нет, завести уголь, дрова нет возможности – дороги к дому тоже нет.  Нет больше подвала, вместо него – озеро под домом. В доме сырость, от которой через полгода-год любая мебель рассыпается в труху. Плесень…

Владимиру Ивановичу удалось добиться, чтобы с администрации приехала комиссия. Приехали, посмотрели, поахали, спросили, чем помочь могут.

— Попросил уголь помочь завезти.   Пообещали и забыли. – вздохнул Владимир Иванович.

Мы сидели и разговаривали в моей машине.

— Вы извините, — смущаясь, произнес Владимир Иванович. Было видно, что ему очень неудобно. – Я не могу Вас пригласить домой… — И продолжил. — В администрации мне сказали, что необходимо провести независимую экспертизу дома. Это платно. А у нас денег – кот наплакал. У меня пенсия 8 тысяч. Дочка тоже копейки получает. Вот так и живем. Хорошо вот внук с армии вернулся, устроился на работу охранником. Внучка шестиклассница учится в школе № 130 со второй смены. С ней занимаюсь. Как тут на работу устроишься-то? Дома с ней сижу.  А тут кадастровый паспорт делать, бумаги все выправлять, тоже деньги. И вот что делать? Скрепя сердце пошел к Панкратову, компания которого – «Главмонтажобъединение» — возвели этот дом с нашим по соседству. На помощь особо не надеялся, но попытка не пытка, как говорят…

Честно, такого отношения к себе я не ожидал. Я уже привык, что от меня, как от надоедливой мошкары все отмахиваются (кому нужны чужие проблемы? )… Геннадию Михайловичу я рассказал все как на духу. Он, наверное, минут пять молчал, а потом сказал, что поможет.

Панкратов оказался человеком слова. Я на своем жизненном пути мало встречал таких людей. Он помог с постройкой сарая, углем, дровами. Его заместитель, Андрей Окунев, прошел со мной все семь кругов чиновничьего ада – помог с приватизацией земли, с кадастровой оценкой. Вместе и судились, и перепиской занимались. Я бы один не справился. Эта изнуряющая беготня по комиссиям, кабинетам, бумагомарательство это… Я же в бюрократических закорючках ни бельмеса не понимаю. До этого я бегал в управление градостроительства года полтора-два. Из кабинета в кабинет. Футболили постоянно. Обращался к Валерию Кану, депутату Законодательного собрания, его помощники сказали, что надо писать зам. главе Хомякову. Написал, и опять все по-новому : им бумажка — мне бумажка…

В прошлом году акция какая-то была на площади. Городское телевидение проводило, что-то вроде открытого обращения к главе города. Я подошел, написал, ну думал, сейчас-то при поддержке телевидения дело с мертвой точки сдвинется. Не тут-то было. Ни ответа, ни привета.

Это хорошо Панкратов мне помог, а обычный смертный человек?  Это ужас какой-то.

Обыкновенное чудо

— Спустя два года мытарств, я наконец-то получил все документы. Решив поблагодарить Панкратова за помощь, я  снова отправился к нему. Геннадий Михайлович, устало улыбнулся, выслушав мои сбившие слова благодарности. Внимательно посмотрел на меня и сказал, Владимир Иванович, но ведь не вытянешь ты дом… В него столько средств надо вложить, чтобы в нем можно было жить. Неподъемно это для тебя. И продать ты его не сможешь. А у тебя внуки, тебе ими надо заниматься, их поднимать. Я же тоже дед, я знаю. Поэтому, давай, лучше мы тебе квартиру двухкомнатную дадим в новостройке. У нас в конце октября этого года дом будет сдаваться на улице Мельничной недалеко от твоего. Ты как думаешь?

Думаю?! Да я едва слезы сдерживал….Посторонний человек за одну минуту сделал для меня, моей семьи больше, чем, наверное, даже близкий бы человек смог сделать… — Владимир Иванович посмотрел на меня и улыбнулся. Солнечной задорной улыбкой. – У нас есть квартира. Своя! Через неделю я ее увижу…

Поскриптум

От автора. Через неделю мы вновь встретились с Владимиром Ивановичем. Он ждал нас у подъезда – меня и заместителя директора компании «Главмонтажобъединения» Андрея Окунева – вместе с внуком.

— Ну что, готовы смотреть хоромы? – спросил Андрей, поздоровавшись. – Пойдем.

В квартире на первом этаже полным ходом шли отделочные работы. Рабочие клали паркет в зале, штукатурили стены. Я поинтересовался у Окунева, они все квартиры с отделкой сдают?

— Нет, конечно, — Андрей улыбнулся. — Просто Геннадий Михайлович попросил меня, чтобы в квартире Владимира Ивановича было все сделано «под ключ». Обои, паркет, отделка ванной комнаты. Все, чтобы можно было зайти и жить.

Пока мы разговаривали, Владимир Иванович с внуком по-хозяйски осматривали новые владения, решали, где кто будет жить.  Было видно, что они еще не до конца осознали, что это их квартира.

Радость, смущение, удивление, любопытство одновременно выражали их лица.

— Ну, что думаете, Владимир Иванович? — спросил я его, когда мы уже вышли из подъезда.

— Вы не представляете, Виктор, как мы рады. Это просто сказка, наверное. Как здорово, все же, что в  нашем городе   есть такой человек  как Геннадий ПАНКРАТОВ…

Виктор ХУДЯКОВ